Обзор судебной практики по ОСАГО от 30 января 2013 г.

  • Печать
  • E-mail

Скачать ZIP PDF

Утвержден Президиумом Верховного Суда
Российской Федерации 30 января 2013 года

ОБЗОР ПО ОТДЕЛЬНЫМ ВОПРОСАМ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ, СВЯЗАННЫМ С ДОБРОВОЛЬНЫМ СТРАХОВАНИЕМ ИМУЩЕСТВА ГРАЖДАН

Вопросы материального права

Рассмотрение судами дел об оспаривании договора добровольного страхования имущества 

Изучение судебной практики показало, что суды при разрешении дел указанной категории правильно исходят из того, что отношения, вытекающие из договора страхования, урегулированы главой 48 «Страхование» ГК РФ, Законом Российской Федерации от 27 ноября 1992 года № 4015- I «Об организации страхового дела в Российской Федерации»

(далее – Закон № 4015- I) и Законом Российской Федерации от 7 февраля 1992 года № 2300-I «О защите прав потребителей» в части, не урегулированной специальными законами.

Кроме того, суды, как правило, учитывают разъяснения по применению гражданского законодательства, содержащиеся в постановлении совместного Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 8 октября 1998 года № 13/14 «О практике применения положений Гражданского Кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» (в редакции постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2000 года № 34).

Обобщение судебной практики показало, что суды в основном правильно применяют нормы материального права и определяют  приоритеты в соотношении договора и закона при разрешении дел указанной категории.

За анализируемый период судами  рассматривались дела о признании договоров страхования недействительными преимущественно по искам страховщиков к страхователям.

Наличие законного интереса у лица, в пользу которого осуществляется страхование, как основание действительности договора добровольного страхования имущества. 

Как показало изучение судебной практики, суды, определив наличие у лица, требующего выплаты страхового возмещения, интереса в сохранении имущества, при наступлении страхового случая принимали во внимание в первую очередь наличие у лица юридической (правовой) связи с предметом страхования. 

При этом суды правильно исходили из того, что о наличии у лица, в пользу которого осуществляется страхование, интереса в сохранении имущества свидетельствуют какие-либо права в отношении застрахованного имущества или связанные с ним обязанности.

Например, Ш. обратилась в суд с иском к филиалу ООО «Росгосстрах» в Кировской области о взыскании страхового возмещения, указав, что в результате пожара был уничтожен дом, застрахованный по договору добровольного страхования. Ответчик отказал в выплате страхового возмещения, ссылаясь на то, что у Ш. не было законного интереса в сохранении застрахованного имущества, поскольку ею не были оформлены документы, подтверждающие право собственности на дом после смерти мужа. 

Удовлетворяя исковые требования Ш., суд исходил из того, что она имела интерес в сохранении застрахованного дома, являвшегося ее единственным местом жительства, следовательно, приобрела право на получение страхового возмещения при возникновении страхового случая (пожара) (по материалам судебной практики Кировского областного суда).

Изучение судебной практики показало, что суды, разрешая спор о недействительности договора страхования имущества в связи с отсутствием законного интереса у лица, в пользу которого заключен договор, правильно исходят из того, что обязанность доказывать отсутствие законного интереса лежит на лице, предъявившем такое требование.

Обязанность страхователя сообщить страховщику при заключении договора добровольного страхования все обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления. 

Среди обязанностей страхователя по договору страхования закон выделяет обязанность сообщить страховщику известные страхователю на момент заключения договора страхования обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (страхового риска), если эти обстоятельства неизвестны и не должны быть известны страховщику (пункт 1 статьи 944 ГК РФ).

Неисполнение этой обязанности в силу пункта 3 статьи 944 ГК РФ может повлечь предусмотренные пунктом 1 статьи 179 указанного Кодекса последствия.

При этом, как правильно указывают суды, при разрешении споров данной категории обязательным условием для применения нормы о недействительности сделки является наличие умысла страхователя, направленного на сокрытие обстоятельств или предоставление ложных сведений, имеющих существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления.

ГК РФ не содержит исчерпывающего перечня существенных обстоятельств, лишь указывает на то, что таковыми признаются обстоятельства, определенно оговоренные страховщиком в стандартной форме договора страхования (страхового полиса) или в его письменном запросе (абзац второй пункта 1 статьи 944). 

Например, Ч.С.О. обратился в суд с иском к ООО СК «ВТБ Страхование» об обязании произвести ремонт транспортного средства на станции технического обслуживания автомобилей, продлении срока действия договора, взыскании судебных расходов, ссылаясь на то, что между ним и ответчиком заключен договор добровольного страхования транспортного средства «Toyota Land Cruiser». При наступлении страхового случая (хищение автомашины) ООО СК «ВТБ Страхование» отказало в выплате страхового возмещения в связи с представлением истцом ложных сведений об объекте страхования при заключении договора страхования.

ООО СК «ВТБ Страхование» обратилось в суд со встречным иском к Ч.С.О. о признании договора страхования недействительным.

Судом при разрешении спора установлено, что при  заключении между сторонами договора добровольного страхования автомашины Ч.С.О. сообщил страховщику не соответствующие действительности сведения об обслуживании страхуемого имущества спутниковым противоугонным комплексом «Кобра Коннекс Гарант». Между тем заключенный между Ч.С.О. и ООО «Автоконнекс» договор на обслуживание спутникового противоугонного комплекса «Кобра Коннекс Гарант» расторгнут до заключения договора страхования.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования ООО СК «ВТБ Страхование», суд исходил из того, что Ч.С.О. при заключении договора страхования сообщил заведомо не соответствующие действительности сведения об обстоятельствах, имеющих существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая, и данный факт является основанием для признания договора страхования, заключенного между сторонами, недействительным по правилам статьи 179 ГК РФ. 

Такой вывод суда является правильным и основанным на законе (по материалам судебной практики Московского городского суда).

Страховая сумма не должна превышать действительную (рыночную) стоимость застрахованного имущества. 

В силу пункта 2 статьи 947 ГК РФ при страховании имущества, если договором страхования не предусмотрено иное, страховая сумма не должна превышать его действительную стоимость (страховую стоимость). В данной норме заложена диспозитивная регламентация определения страховой суммы. 

Вместе с тем статьей 951 ГК РФ прямо предусмотрено, что если страховая сумма, указанная в договоре страхования имущества или предпринимательского риска, превышает страховую стоимость, договор является ничтожным в той части страховой суммы, которая превышает страховую стоимость. Причем данная императивная норма содержится в статье 10 Закона № 4015-I. 

Таким образом, страховая сумма определяется по соглашению сторон договора страхования, но при этом не должна превышать действительную стоимость имущества. Для имущества такой стоимостью считается его действительная стоимость в месте его нахождения в день заключения договора страхования (пункт 2 статьи 947 ГК РФ).

На основании статьи 945 ГК РФ при заключении договора страхования имущества страховщик вправе производить осмотр страхуемого имущества, а при необходимости – назначить экспертизу в целях установления его действительной стоимости.

В соответствии со статьей 7 Федерального закона от 29 июля 1998 года № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» (далее – Закон № 135-ФЗ), в случае если в нормативном правовом акте, содержащем требование обязательного проведения оценки какого-либо объекта, либо в договоре не определен конкретный вид стоимости объекта оценки, установлению подлежит рыночная стоимость данного объекта.

Указанное правило применяется и при использовании в нормативном правовом акте не предусмотренных указанным выше Законом или стандартами оценки терминов, определяющих вид стоимости объекта оценки, в том числе терминов «действительная стоимость», «разумная стоимость», «эквивалентная стоимость», «реальная стоимость» и др.

Согласно статье 3 Закона № 135-ФЗ под рыночной стоимостью объекта оценки понимается наиболее вероятная цена, по которой данный объект может быть отчужден на открытом рынке в условиях конкуренции, когда стороны сделки действуют разумно, располагая всей необходимой информацией, а на величине цены сделки не отражаются какие-либо чрезвычайные обстоятельства.

Таким образом, при страховании имущества и определении страховой стоимости сторонам договора следует исходить из действительной стоимости имущества, которая может быть эквивалентна рыночной стоимости имущества в месте его нахождения в день заключения договора страхования. 

Вместе с тем статьей 948 ГК РФ установлены случаи, когда страховая стоимость имущества может быть оспорена,  а именно когда страховщик, не воспользовавшийся до заключения договора своим правом на оценку страхового риска (часть 1 статьи 945 названного Кодекса), был умышленно введен в заблуждение относительно этой стоимости.

Например, Т. обратился в суд с иском к ОАО «Страховое общество «ЖАСО» о взыскании страхового возмещения, указав, что между ним и ответчиком заключен договор добровольного страхования принадлежащего истцу жилого дома и его внутренней отделки. Страховые суммы данного имущества были определены сторонами соответственно в размере 750 000 руб. и 100 000 руб. с установлением лимита выплат в указанных суммах. Страховая премия выплачена в полном объеме. В период действия договора страхования в результате наступления страхового случая (пожара) дом сгорел. Страхователю выплачено страховое возмещение в пределах действительной стоимости указанного имущества в размере 339 664 руб. Не согласившись с размером выплаченной по договору страхования суммой, Т. обратился с иском о  возложении на страховую компанию обязанности по выплате страхового возмещения в полном объеме в размере 850 000 руб. 

В возражениях на иск ОАО «Страховое общество «ЖАСО» ссылалось на ничтожность договора страхования в части определения страховой суммы, превышающей действительную стоимость имущества, указывая, что на момент наступления страхового случая рыночная стоимость дома и его внутренней отделки составляла 365 000 руб.

Частично удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что в договоре страхования страхователем действительная (страховая) стоимость имущества на момент заключения договора была явно завышена, договор страхования в части превышения страховой суммы над страховой стоимостью имущества (в размере 485 000 руб.) является ничтожным, в связи с чем взыскал со страховщика в счет страхового возмещения 25 336 руб. При определении страховой стоимости имущества суд исходил из его рыночной цены на момент заключения договора страхования. 

При этом суд принял во внимание тот факт, что, заключая спорный договор страхования, страховщик не воспользовался предоставленным ему правом и не произвел экспертизу страхуемого имущества в целях установления его действительной стоимости, а согласился с указанной страхователем стоимостью имущества, получив соответствующий страховой взнос из расчета данной суммы. Сомнения относительно достоверности представленных страхователем сведений о действительной стоимости застрахованного имущества возникли у страховщика только после наступления страхового случая. Доказательств введения страховой организации в заблуждение относительно цены, по которой имущество приобретено страхователем, представлено не было (по материалам судебной практики Алтайского краевого суда).

 

Правовые основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения

Материалы изученной судебной практики свидетельствуют о том, что решение вопросов, связанных с наступлением страхового случая, сопряжено с вопросом об основаниях освобождения страховщика  от выплаты страхового возмещения.

Зачастую страховщики, перечисляя в одном пункте правил страхования, являющихся неотъемлемой частью договора добровольного страхования имущества, конкретные страховые случаи, в другом пункте указывают исключения, не относящие к страховым случаям события, произошедшие в связи с какими-либо действиями страхователя, тем самым фактически расширяют перечень законных оснований освобождения от выплаты страхового возмещения.

При разрешении  таких споров суды руководствуются статьями 961, 963, 964 ГК РФ, предусматривающими основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения, и положениями  пункта 1 статьи 422 Кодекса, в силу которого  договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Для наступления обязанности страховщика выплатить страховое возмещение имущество гражданина, которое было утрачено или повреждено, должно являться объектом страхования. 

При разрешении указанной категории споров суды исходят из того, что в силу положений статьи 942 ГК РФ при заключении договора имущественного страхования между страхователем и страховщиком должно быть достигнуто соглашение об определенном имуществе либо ином имущественном интересе, являющемся объектом страхования.

В том случае, если стороны договора не согласовали специальные требования в отношении застрахованного объекта, это условие, согласно статье 943 ГК РФ, определяется стандартными правилами страхования соответствующего вида, принятыми, одобренными или утвержденными страховщиком либо объединением страховщиков (правила страхования).

Например, решением суда частично удовлетворены исковые требования К. к ЗАО «Страховая группа «Спасские ворота», в пользу истца взыскано страховое возмещение, проценты за нарушение сроков выплаты, судебные расходы.

Возражая против удовлетворения исковых требований К., ответчик указал, что истцом не представлено допустимых доказательств того, что договор страхования был заключен именно в отношении сгоревшего жилого дома, поскольку в заявлении и полисе нет данных о собственнике имущества, не указаны номер и дата выдачи свидетельства о государственной регистрации права, площадь застрахованного строения не соответствует площади строения по свидетельству и техническому паспорту.

Разрешая спор, суд не согласился с приведенными ответчиком доводами и указал, что имеющиеся в материалах дела доказательства подтверждают, что по договору страхования был застрахован именно жилой дом 18, принадлежащий на праве собственности К., о страховании иного объекта стороны не могли договориться в связи с его отсутствием в собственности истца. Процедура заключения договора страхования, достижение сторонами договоренности относительно его условий соответствуют требованиям статей 942-945, 947 ГК РФ. При этом суд указал, что при рассмотрении заявления К. о страховом событии именно ЗАО «Страховая группа «Спасские ворота» следовало устранить несоответствие нумерации и идентифицирующих объект страхования данных, также с учетом представленных заявителем доказательств страховщик имел возможность рассмотреть заявление истца и принять по нему решение. Поскольку в судебном заседании факт повреждения застрахованного имущества в период действия договора страхования в результате события, признаваемого страховым в соответствии с пунктом 3.2.1. правил страхования, подтвердился, суд взыскал с ЗАО «Страховая группа «Спасские ворота» в пользу истца страховую выплату (по материалам судебной практики Тверского областного суда).

Страхователь (выгодоприобретатель) обязан своевременно уведомить страховщика о наступлении страхового случая. Неисполнение этой обязанности само по себе еще не является безусловным основанием для отказа в выплате страхового возмещения.

Статьей 961 ГК РФ предусмотрена обязанность страховщика и выгодоприобретателя уведомить страховую компанию о наступлении страхового случая в порядке и сроки, установленные договором. 

Следует иметь в виду, что в данном случае закон говорит не просто о неуведомлении страховщика, а о неисполнении обязанности по уведомлению, что включает в себя, в частности, уведомление определенным способом и в определенные сроки. Страхователь или выгодоприобретатель имеют возможность оспорить отказ страховщика, предъявив доказательства того, что страховщик  своевременно узнал о наступлении страхового случая, либо того, что отсутствие у страховщика сведений об этом не могло сказаться на его обязанности выплатить страховое возмещение (пункт 2 статьи 961 ГК РФ).

Например,Ч. обратился в суд с иском к ЗАО «СК «Русские страховые традиции» о взыскании страхового возмещения, указывая в обоснование иска на факт заключения с ответчиком договора добровольного страхования принадлежащего истцу транспортного средства на случай его хищения или повреждения, страховая сумма определена сторонами в 700 000 руб., страховая премия истцом уплачена. 12 декабря 2009 года в результате дорожно-транспортного происшествия с участием застрахованного автомобиля под управлением истца автомобиль был поврежден. В выплате страхового возмещения отказано по той причине, что Ч. несвоевременно сообщил о страховом случае, лишив страховщика возможности проверить обстоятельства дорожнотранспортного происшествия собственными силами.

Удовлетворяя исковые требования Ч., суд исходил из того, что истцом представлены доказательства наступления страхового случая, в связи с чем у страховщика  возникла обязанность по выплате страхового возмещения в соответствии с условиями договора. При этом суд указал, что в силу части 2 статьи 961 ГК РФ неисполнение страхователем обязанности по своевременному уведомлению страховщика о наступлении страхового случая дает страховщику право отказать в выплате страхового возмещения, если не будет доказано, что страховщик своевременно узнал о наступлении страхового случая либо что отсутствие у страховщика сведений об этом не могло сказаться на его обязанности выплатить страховое возмещение. В деле имеется материал о привлечении Ч. к административной ответственности по части 1 статьи 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, из которого определенно следует, что страховой случай действительно имел место, обстоятельства дорожно-транспортного происшествия установлены. К заявлению истца о выплате страхового возмещения от 11 января 2010 года прилагалась справка ГИБДД, протокол и постановление об административном правонарушении. Следовательно, в данном случае страховщик не мог отказать в выплате страхового возмещения со ссылкой на несвоевременное уведомление о страховом случае (по материалам судебной практики Алтайского краевого суда).

Наступление страхового случая вследствие умысла страхователя направленного на наступление негативных последствий или причинение вреда имуществу освобождает страховщика от выплаты страхового возмещения. В случае наступления страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения только в случаях, предусмотренных законом. 

Анализ поступивших на изучение дел показал, что суды, разрешая дела, связанные с отказом страховщиков в выплате страхового возмещения либо с выплатой страхового возмещения в меньшем размере в связи с наступлением страхового случая по вине страхователя

(выгодоприобретателя) вследствие его умысла, грубой неосторожности, халатности, неосмотрительности, правильно исходят из того, что освобождение страховщика от выплаты страхового возмещения при наступлении страхового случая возможно только в случаях, предусмотренных законом.

Так, последствия наступления страхового случая по вине страхователя, выгодоприобретателя установлены статьей 963 ГК РФ, в силу которой страховщик может быть освобожден от выплаты страхового возмещения, если докажет, что действия страхователя были направлены на причинение вреда имуществу и страхователь желал наступления негативных последствий.

Например, У. обратился к ЗАО «Гута-Страхование» в суд с иском о взыскании страхового возмещения, указав, что между ним и ответчиком был заключен договор добровольного страхования автомашины. При наступлении страхового случая в выплате страхового возмещения было отказано по тому основанию, что ущерб застрахованному транспортному средству причинен в результате умышленных действий У., т.к. он забыл защелкнуть на фиксатор капот, вследствие чего тот открылся при движении автомобиля, разбив стекло.

Удовлетворяя исковые требования, мировой судья руководствовался положениями статей 963, 964 ГК РФ и на основании собранных по делу доказательств пришел к выводу о том, что умысла в действиях У. не имелось (по материалам судебной практики Пензенского областного суда).

В то же время в случае наступления страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя (в том числе его халатности, неосмотрительности) страховщик может быть освобожден от выплаты страхового возмещения, если это прямо предусмотрено законом (пункт 2 статьи 963 ГК РФ).  

Например,судом первой инстанции отказано в удовлетворении иска Х. к ООО «Страховая компания «Дальстар» о взыскании страхового возмещения и процентов за пользование чужими денежными средствами и компенсации морального вреда.

Судом установлено, что 31 мая 2007 года между сторонами был заключен договор страхования катера SPIRIT 3000, 1986 года постройки. 25 ноября 2007 года судно загорелось и затонуло при его перегоне с одного причала на другой для размещения на зимнюю стоянку. 

Отказывая в иске, суд указал, что в действиях страхователя  имела место грубая неосторожность, выразившаяся в неисполнении  судовладельцем требований правил пользования маломерными судами на водных объектах Российской Федерации. Истцу было известно, что судно не прошло техническое освидетельствование, что с 31 октября 2007 года закрывается навигация для маломерных судов, однако он проигнорировал установленные пунктом 3.8 правил пользования маломерными судами на водных объектах Российской Федерации запреты на эксплуатацию и управление маломерным судном, что привело к гибели судн6gT"&NE6$[<_7,j%0 ).X]/h ʬ\ %eW_E,(Z|5N8Ux|ta[=ѬܪlH=KOwLR3|й5v|t3FV%0J\..Wn6Giv1/tLL#>;@Hq.D"Ë)vWn˶SژЁ12 b( -Wd̩I/'u:`?DȖݬX蔊 r9GI`YNrBoXt0_”!UJv/kE\Ug]崙YaKDa ҠJ@DVK{WHIGiYpк"CQC 5D=ǚ MAvV7\2DWn&˛8)}o\ݪl؆]b,I`?GY eM4$Di[bU_\y}g2\;[Y"Ct/rcrWR018PʷiAѹ1`N]V)cb92hy܏5bnNHKԳzC! s%5t_uqI.GܤKAc9Y$p,SwrVd=ܳ l_ukq.)JU@1kTJS;i!3$`e'lyJ/,Rg9.d<:`| LJ@$ 1]bKӗS`R^i]OpXgK9Ԯ_x"KY6;)$FGҘJۻP9ebkϐ#M8hYo7 Wpjzg7[G6/HS,Q` ;#"49WAy!OMnVl_yXXMZ[٥rꈟqY ?aR6 :Q!,uU< 9\ Xh""!ڎ;s-q mأT<^ЫE3Rz9cAs16/V{ !7assFap.;GE` )*w1`RHx8V6'.)(ّwC.) oZj4#n`oALns#nȏvZ=t@DSxGx.Pa~tmvJ H /h^+ (%Q*2K-Rp0A&k"=7r7B&J8\K1~z:rςz |\8pƤÊOs8Pm8F߰#+/ zF4y}$g0-p<_ܣ)u$) |vׁO? Z?gmh: Nʀa୤SHIߠv[ݠ: xs] LwGQsTy$Ad7PДwnllI+4_*5kJ%VߠE}mLD햽l8ѩy9*Rn(_'d?h:l0c|xwf1+yk.U>vո$Z18 ݩ Zw-9IRiH;da >!ǕSДĭ!V%MqBeOw;Dc ,2bSw>t FHʧJKYSTM6Ec=\ߡx4=N[G\ 2) Nާ.UlIFX\(si 0=pr+ٚ7.:vnq_ =eTK9߸fNLRdbiu)⪡9?WSs rƒ+\O3ʰacIvq3& BӎO|؊uq~L𵩧%.Ծ< JHʩO*Pm& 7M!vN A-.48A<WLR9m_ WsXy|pLH 9;dRylÄ{d3f'Aw\p&0 q&ivRɗ/<鼶p1p1$Xw:E\ȄOE`Iy`NͲ??,\4*NYz~2.oĪ&oBi#h6OxUAŕ-%}Z)/^e C]_Ap@-C66DQʬf  :Z_7iY`r6&}Τ?3X 8j;t" Rc.%$k$Z'-MG8͍A1e}-Ƭ"HkD%̪K0=$6Q2v](ccL R-ƨu wVþE ̡ãx  U*.BKMbtK2S&Ш34(4*ٗo?@aJa, |bi-nI ;RnGvLQ_Qnz6-OoN=ul/0gTJ+[*C *9Q1 ˈG\!" * /3yXFVEٶr+d"G($s7vg8IrQ> 4iU8h c2좢n0y~ .-'D/BSI2]pa8ILQUQY) yNj<ż8JQ :,ؽ藮;"b5>L\3"藏4Ji N(nAJe(n2.p<vg+_CfN' `B4k'4˄\@sA 2F*E:*eF&G2SθxsPgb4VB{Sj m#tp 9ke,":U6e(#q3%0%)nOd㎓j@&XK+Ue0CqjhTEZC_-;}EE| p;p:!J68fY 2'a}Jy4I"48FMRҤMF*CZ)FqAaJ R ]8(r %ۧ՘?氳wn0\XZa8pϕ(@RSآl϶XRj5R4¼pDWWnI0F6 Bl _Oef>Y 񉧛\nK,nхr3Cߏ5YnY MFtX_S@=Gn OB-7;0 }5H=-Ōi>Pj-Ihb 3G'))?o:&WXȈ]ZC.g \k—+ΏE&75%A? *䲂QQ<)fPbM8}>uhj9=G%aPDl_TAx Vyn@K Y-d:A~P19٥"&'k3%?dhۈU&@"W h;p-2AmtV! 1c@a`)b1ׅ0ًl[bh.p J6rR^eiWvr /BYC#gA}䈎| RGg}P$)\Uef_QD-S7Nceɻ|Tw%U"x40Q]w-QPJ3yCG^>:z+L9vanr0DaTx(M{mDD>7Bߥk Ckb$ҐT$;KKL\(k%h>%92Z4ŠbT4]0gr,^j7غ)Lò ;,@H.'NRl a9MhK&ΠBVy xgoc~9D$Չ0Nm\AX"u;R8,AV8 bŢE uT4w75KYIpޮAdAS0e)okτա/q솵D}\e0<ؼкKP-*,l-|l 5&9yu*k5夣-frgEf>^|pVIlh[mȖO u FE+jˁ:wBf,xjߓQD]*_ n{(ZN7ˡzxpbvXƞ<F1\L Ǯݴ*|t,(yOUw˰9 Mv,l62/d2CT<lqjNlz80+j,mQ41RtsZj51$U J2I;pv|nvA0{bTmwgSe.TRl 07HJ>h\`m9^M9#UIqsшPB@R?-ؑ,ox-O# \y_9%o]vRR;3!F$ƚd:FHwc ̝'Ū8i.͠WfEe\c=d8*&ՠP.A RTgMfW~# 7oIRY!zq3S6eS(ԩQku;W6/O7ě3?zݭXKk̸:R$iZC$,ED IIk. l:$%KkMU4S eitol.j,$A1r@Ƌ\eG7FJ1a(;%@/lAt'; ( ed0relݖSy9xtql[+SEM;y`B%~ؐ:99 =r CțAd#۰oQ7E"ki6)r%c8x`ˀPv *W4ZHU2p J벥 .Bt!@0oemRqP0J!YFf>cub[CA_wn/ϒ!5V?x* ??pN|H0,waj l} s̀yG򋗘ROOO1lǑN DR Bp)sb=SQdNAEnVAl4NsE5 TQ_`BA.O,R+Q;q )NcBJ]f>9/n0Og~VM0}.4#*čմNy2xuEѲڻǨ'3DZ$1.&eF\vW/) Е$Ż2ڑY( [$)Z]~+ sr f);PoD@n$H0$ěȠdZ= eY6.YE G-l\-{N뉘Ә"t+iUM{2b֑ZAm9r4~:"Lc WQW^a(n@>OQZ "9aUtWxsorN7< &LeL_GW{_;-lW,_5&!bHH@cTB4ia)fcUWM<܏liC*kc[F$xxKLXD``rbHDQRx6%(אbf$P=8B܅|9: YN >KO QtL&IQ]-9Ϛ}g0$DO|H_͞hۧ<^-Ƒ~Ve)D,y5oXnqYW_[ϗ (IԱ p$(i,]5cm/Q_03BmffnVJ<Ӽ(͓]Wkf/̛f6|SpCD kses)(qP.X xTN4^@n\B`b6YHr#)8+0JD8̘W-~Saͅ_(藘CVA sM1Hqmnsdƚi" 9lJYeY,#[WH+Z'q*ˌ@P'[$4A"Mh,Chypڵަ?jv(CSd-IĘ".9d\fƂJ0ŠD3{>B#MM3^:Sd%$L]<^[X, |Gt-G3t}$87({*" ;")ڒrYLp{I>;C0aAVcn<[0hL0,rܣ\:5X9kᡖT_ne`bxj8\EReTaY%HH%p?@y'BZ"|Os9Y9#lCe1Q^4a Z;,cbLb֤SumqHҳ(/ o؏ L=L 5j3VBHMLz 0%de 0kPE OZ02.d=}9=r0<On'I+jɣv(X _Vj-l 1P@ Q8ŰDI@{GA ҖwqiANa2  ҏ8V] ;BD _MH*BF~^p"%L懦K'_Xme2|e\rjyTC*k&m@N.%G5U`!Y7WqhzIZsIf}Eic%U[dzܕN\.R} 9 )H([?^A,OT?V"ơrfT(4ź !qjNyfzÜfPU5xv/j&8 ˺Л}ء6*ubRX,v=͑Be ?z쀰GXq bܔ hܣ~]ݯ$]ѫR7lKtƧ PiQtDazqmF—-x (.6VH5M*+X/Zٚ~:qCϥ Yuxk 'erOxɩiF\?b422/PѺo8?Ρ Nh f̏*aG9Xg*{ؤ+ ؊$@YyVn[ S,_N7Kat:Uުr/M":MD59X$/IZV8Ij?TGED4-8o<i?$'wKpNN*eِ |B{@kFt:&Ş8a\A9$^Ke-4L1)=!fKݫDHњ MT>hTinMp!-TJ72 =0( q4Ll@1e rK$qLe_rXݑu5 /Yzy<8+((&>^& ݭ%8 K}4wuGPi𱪰g3v1![U2 -^^A$ c@-R&f,- P|@(6VMEUW wڬk›jߐO sYBBmB}mܬ;T2oSWlmvP ?zYST¬s 7ZZثCҏJ*j|}C@NW@%zx.Ux9mJtɭG( YNeBql2dY 0%'f %b"46 ع ʔ%2ㄔ]ƹʙvr%-=J(tz)iwzKj&"I ZT+}$(L{ q !k$2%0aZ#.]`yѪ,0Z.@ەW;ȴbo.ī{Y0[tY_*.okgL+_i33?qL}G.Cfn:7 @nKIj82λ /R\Π##]bf.ZϹ2 5 e@UV'u q,]|ʁ(P[`s] yl s[)< lHKƏksV(cgʻkm*OnH>p;->;2-~QD :-'A `Ť;Pm b|,bZ{UI㨃]U-c6p(ߏ0"&·x[fviɃ ,Ś]Ht YuFfDܚ;t+I5)5wĕ0-<W5&?CСe)>5_"m֎$\Y"o`q@Fe: .@v+E;shVơq픗IAHOu wXn4(IÅ+9E4d;ǟyO0ncpI\5gz=Č0"sYu؇sb^!J{TІX%I6G T-p- n`}0GB1o2L[`i'uCC8Q:a/|=;QBE$M8f R; C`rofUI[DCP7QnK^!:}D?O9-9]GEʉ qLџl~No-ZZJjq#s+UL*cF7wG[j!/ɉobSh[?}LZ9SN瀨_P%0 |Use p["r觕dʲՃ'_ ;N!( bv&]2$(ͻÉPs%i4w{L 9 `b]IN0.pxe C;!'E%; 㻠IfLYڹ =S~UqD *QM " uIJG÷Ix8pFB%=bYcb,q vQ<.&0چӝQKx0Q|XGG{K'\}S1h (H|H *XU'^^H gULXfO0=#%r@JLtQĞd4y!q6jP DJN!ڻ~@d4B0ZsӲN@s&{V_ypjx\WuvgneuX` ,'4,Wå$|@H+c8.NE% [BЭeB|Xx(`RG0?>>mSflMeQlÏ@ Y#ѩ4h1Ð̢׉D-;9E! F%*}Fݏ^ pʯV ( !l:<"ٱg[׆eͬ %"]qKG8uH cݕ Ǯmc4&߁n/wux$\=JNлc#]:>8>˹&!̦Bs-NėNzfdh" WY2R}8q ?φϋC9 QWN*<2 "Rx=oHs8.8ɭ'ֱ^dAD|!Ӱ2 O <0"-/=ω;Ilp4ٙ_0͛SU&o?>G^̓@ZGTv44 N*(zQI1={@ZXH"C59{/Yd1 c+V+}. h&.J9E\@{I.̊( )HUce\ڼG}DNǯ,1p#CȌ2i]Qy(.KcՉQRI?c.T!FekF6sպqSC'2RI5U-z"\7 8 b5<ցK8Fe{//0#0D+e(XT|IijH2IHN1|Q4ĢX8 L1'U( ސr ȥВcm-k}LV$\XtSP̒V&>B3󑉥A04pfq6c51ǩב5@ȕ,<J-qCAMoįT9ct\ȗʐ:\ yÇFpɑWH#Y Y;ɦ~9G7K"_T fa?^TF$/h4dEœ%mۀ_F2![z+z2y? ZEЌ(T1QBDmݣ!|̐ԋJNV%6# hH֡n69U_YJPZiʙ؞i oʁuٓp`+Rb6i'\( *Oɢ'妪rI@!#ϙ⣋Q+]vI!2T' 'n`Z )& Rc0 䑺ׄ6L, ]vZ_l{[@뱹9N#ʘM)+i}' _,؀ xΊŜt$cǖch 0N`ᷔ#s a@3-3xb^8).t}TNz`W!XWű#0>$b; JFBG,>2e*69MIJ^l!3q^HFXC15Ā\Ex iI"sh-LTɬ%qYFnSIؤt, \E&M_vszaueRGp)I`jFf뵹zm!4d_񐂪_Z0[ Mve- yy>ݎBX3>w%m.;j*(1D'0XGvrPGK=MI(=yW0- f:e7MgRPtGMhŅ"%ičf΃R'//W0kQ \canO+1H_Vz^PbuD@tb,R/4 ,~񁉿$XP[VK>G^aTiG3a4!#1"8'e5% ::wec+̎X-SlUB&hBZ~Q>z~ɒ2_c}upްAδv1M D]LH6_A ?Z6(Vׅ1lij?D8N:,3[Gx/DDb))`$p|2PS\`wpF C2Poݨw21uq^)[NOB efHbT(J`Zʸ uM 8Jؽ6TaIQ3@_KΩbҒ~)c3|Sl*d/UI!꣠]D"P [^:i1в_CmP! )l(ұ i.oHSi+JcP=X<"]ܑm"<%R2!C֓Qa$qQm \0&I}FĦ8y!@ف> w6 a!1cX&shY~6<9S+5-kԳQ1t)>uPd d <0W -5 KNJ}h ]6 E``Hri06|u1T?S8_:B6b)ܗp*d26y%G:tq>չ'K龡F2b iRHvLZ6E $IJFV?lozWZ<9c#.jůu5X8>]h.a4.Ɂw_7fg(0TujծEd}QEC ),U4eko{pSlԎ(š\֔ ईr;czFl:PL3*MB, F` ,rNmΡ{fjl~lG?ڽX]6(i =٣0k#Wts!lP P6Pu;Gc& +y\s $J[R Y,Bn,@X=A1/)%4#JpՋ -JK4I`Zh4.G4Wx+<*!RZ )\N)`1;1^IjVfm~MYr*B6fu~= s3Jěd"M=~AU֋+See5 a.Ҟ&rPU*lB1ʜCKgeX,.:N"xr_I{y@̄*fܵ )=7Fp 2 C&̓Po/匼@,([3@teȄ%MJbFj$Hj/iNg-E^F Jj_hƄ* 1 Çi\ϱ"g YW@ rB>)8dIV魂xI1]V/4Q4}/(%*^uLA-~h: 3!o\ux'B  =rt74K^ބf#-!' 8IGBWY2 XbF}4 B͊M%[Y#:~,GJlAP8GUip`EVs ha4t}ꏛ ZIeǕr(z.@P٩Sn"Qh7;R+C,K C6}xZ"EYS[M,PiQ(?dи&%TQ __&GXSIj|y6h ʡ|u:I}Hi,xh EW:Xd&m CPf`;M+&b}ۧ)`qU& GX!]-vREgx Aܞ&!)պ&= 1 V޺4(??F݄@8+.OhbJUxYj(T65ۦWӼڏT~ouԾz߮5wc{یV;j+``FmkL2m.+S<Ϳѥ<=XwΖ7L<+W8kO^kk/60 u}V:okgWLdl_jno}56/k/[ 7Kړ=љhWIn eB%~O^za4?)[ƃb PLP,Ɉd"Go+m$ʒ'cZr92Zo sG<#( l"3xp 3\>Yj{Řzm8v6&9uUh$Ŝ ARU7kb:+{|u;x#SM54ZaeCfo1z#v5M,t2&?cpu{SfQ)qV#v՗5<>@UZN[t_| T+S 5Kzճ9#-T%bb>7NwʳQ۟޸nj(]\3϶i毩4[ﶖݚi03i|4@bxS "Z.lMXb]Z_} IW"P2^חۖuBp6$(Ε 藑s@Y@bCQB{m-;?yzOrƲfcLkknrF,dG 渧w [ RkE肦sm،:ȣ!ˍo2//R:i]ۡ+y3Qejb}}[9vhp Sp3GɄ 2n/d6h]k?+=IVw`MڤC|g_}st3~3VZ+mx W;nkfo.zC3I]ؖ^{uPEӢM"U 9+{qp1{rm{vZ]m9{W|BvL`Y\ BEoo8S sO=}1h䑃gևíVdf{3MxLꙠI3mBnkzJgn{ ck3q=^l^E<;ǟ6 [G< M<0ooN} p=;;33c/V9[ռ];l/^]hbԫǼ jNYt`sykOLM67mgD&=׻T;S<5Udxw_='_=Ʊٖ_"eHe'ӟPPD]$}tWϺro>sPܢ_ !&ݼZʖOxYZ᠃ Y%9c[x.0kn2x#=j :6#ګoja޸<_) D Ǖi8-~$P/_ ZIQa:!yׇg&m4x>ӻ /M/x'.dݴVNۃ+&[]B7$ x(x}] i [Gܗ;WV;X,r؆/Οכ}`$¯!!q douMJ ^(B JZУƷ,cfB}'jFgk h -IBfJ{kXYo=\k\4=T.˂}jz[ٙMF{0 BYr #Տn/ot<s%xP* ,I`0L?ywjlEƒVUs3GgmʹWP\^mfNy̹g$7yu #G~Aϯ[+WQ:k/v{O8y4aqtw;fzFq_K`[nB~}DOBˈ~1aZSXHa5XZgkkybm;˭͝i7o= `| 5p7rGEaqje,ml #bjXGvvQ:; ޵n{#+3XXsRJWS Q.WEҌPPu;k~o0t<"8 \5t|fw|*u{nh@GQ]|ZqK$(YhA.k4W4IL C>&To  nv0v&8;38G3i`+<<<%ץs -nß'U\fjغl:L֓OބQYӆ V (~mgĜ'5ng_vzMO>WM,7~(.ă]Qтͷ1m/Ebd5!ŰGhKfJz2V|\?5/o{\6efiQ1p0w5o8~F*B|{=ݻ+!C.η2C>'۫í{?dc7Mel(1_Pmc6u7*ͣ-`8yN-mWUV~M2W4oˢ|#4M͔6pm~Eic,u,m;(ƴW|ȿ=|y'FV}A޾!'me6INpޤazBߩ6X: 5+t~+:~\ 5Ukֳ;1MRWlC3FoϷV$nƺlK5 ߸$vw3wU;;mVwpĜk_OEv6MےGUNEt㣰T Sq'ffgs3w $9Sq8&F҉OG8+dWv\FkFe,5Huv!fiM,$IWEpg"KXOGv VL {c p_w [/Oͻ>0axaDEk;X:<"`~fH(GIu+X}HJMpNU}9!6u` *>ВT j!? Qy7D}vxc-3q<`U֪*[ê˴n1?`{њ]^躰F/~{xMh5Yz>z+?2OlFӟ':_!νig~5l=hsx2SCm^9YV\~Ƥv57oW1߬XSo4_ౝss3K"W ^xJ {+Wټ:VVfV|KIp7ۅ'KPkgBB;l-za]jҭ;ʢ.J5]UF5>>yBH